Русская тройка

Ethnic Seasons, Polotno-studio, Volgasling — три бренда, которые выпускает одна команда: Анна Светич и Татьяна Шилова. Их слинги пользуются особой любовью слингомам. Неординарный дизайн, интересные бленды, активный диалог с публикой — всё это отличает «русскую тройку». Что за Птицы в паттерне Вольги, почему Ethnic Season стал лабораторией ткачества, выпустит ли Polotno-studio еще Орлов: о главных секретах своего производства Анна и Татьяна рассказали нам в эксклюзивном интервью.

На сегодня ваше производство слингов объединяет три направления: ручное ткачество, машинные шарфы класса люкс и бюджетную машинную линейку. Как вы пришли к этому?

Анна: Все началось с производства ручных шарфов в России под маркой Ethnic Seasons. До этого у меня был опыт производства 100% шелка во Вьетнаме, но настоящее знание и понимание процесса и тонкостей производства началось именно с ручного ткачества здесь, в России.

Потом захотелось чего-то большего, увеличить масштаб. Я искала фабрику в России, но безуспешно, все хотели или тысяч метров заказа, или разорялись. В общем, это был долгий путь. Потом мы решили объединить усилия с Ольгой Зингер и Татьяной Шиловой. Организовали Полотно-студию. А чуть позже мне, наконец, удалось найти фабрику, где согласились работать с нашим сырьем. Это был прорыв! :-) Я чувствовала себя на седьмом небе от счастья :-) Так началась деятельность Полотно-студии.

Сейчас Ethnic Seasons, в первую очередь, моя лаборатория. Многие нити, которые используются в Полотне, вначале были опробованы в Ethnic Seasons.

Затем появилась направление Volgasling, которое мне очень нравится и кажется удачным, так как дает возможность всем попробовать наш продукт.

Какие вехи своего пути вы могли бы отметить: самые интересные релизы, истории с поклонниками ваших брендов, примеры удачных бизнес-решений?

Анна: Честно говоря, мне все релизы кажутся интересными, ибо в каждый мы вкладывали душу :-) Для себя выделю Симфонию, паттерн Полотно-студии и его первый выпуск под названием Symphony Winter Daydreams (Симфония Зимние грезы), в честь первой симфонии П. И. Чайковского. Я часто ассоциирую музыку, визуальные образы и цвета, поэтому очень лично отношусь и к этому паттерну, и к этому шарфу.

Кто является вам примером для подражания среди слингобрендов или знаковых фигур слингомира, есть ли такие?

Анна: Я слежу за слингоновостями, за интересными выпусками различных брендов.
Но, пожалуй, мои идеалы находятся за пределами слингомира. На создание нового вдохновляет природа, музыка, народное творчество, архаика, символы, которые будят в человеке архетипы. Или, к примеру, византийский и китайский текстиль.

Татьяна: Лично у меня нет ориентира, на кого равняться. Есть марки, на которые я смотрю и жалею, что не мы это придумали… но, если честно, таких единицы: в машинном ткачестве Lawilde (обожаю их тертые ковры) и кое-что из Pavo, а в ручном ткачестве жаккардовые интересные решения Geo Weaves. На днях разглядывала с огромным удовольствием OoLaLoom. Изучая слинги, в первую очередь я обращаю внимание на визуальную составляющую. Я могу пожертвовать “ттхастастью” в пользу внешнего вида, так как точно знаю, что не смогу комфортно чувствовать себя в вещах, не нравящихся мне внешне. Но, естественно, мы регулярно следим за тем, что предлагают наши и мировые слингобренды, как в люксовом сегменте, так и в бюджетном, чтобы знать ситуацию и не повторяться, а создавать что-то свое.

Из кого состоит ваша команда, как распределены роли? Кто придумывает паттерны, принимает решения по составам и по плотности?

Анна Светич
Анна Светич

Анна: Сейчас наша команда — это Анна и Татьяна. Ольга вышла из команды, из-за своей огромной занятости, о чем я очень сожалею.

Зона ответственности Татьяны это визуализация и фотографирование, PR, паблисити, а также продвижение, тестирование, коммуникации и многое другое. На мне идейная составляющая, «политика партии», если можно так сказать, закупки, логистика, технология и непосредственно производство. У каждой из нас есть дизайнеры, с которыми мы любим/привыкли работать, и Внутренний Художественный Совет, на котором мы принимаем решение о том или ином паттерне, годится ли он в работу или нужно ли что-то усовершенствовать, обсуждаем составы и плотности. После принятия принципиального решения я адаптирую его к возможностям производства.

Таня Шилова
Таня Шилова

Татьяна: Расскажу немного о наших паттернах. Например, Оберег в Volgsling — это увеличенная версия плетения вьетнамских шелковых шарфов Этно от Ethnic Seasons, которые были выпущены Анной в 2012 году. У нас по этому паттерну разделились мнения, но мы все же решили его ткать. Изначально я не понимала узор Оберега. Н, увидев его воплощение в ткани, влюбилась в эти шарфы, именно за их свойства и сдержанный внешний вид, не отвлекающий на себя внимание.

Volgasling Obereg Berberis Volgasling Obereg Glina

Так полюбившийся всем паттерн Птицы создан по мотивам русской росписи. К слову сказать, птички эти — Удоды :-) Рисунок долго обсуждался и неоднократно перерабатывался, прошел через руки четырех дизайнеров, прежде чем был представлен в виде орнамента на ткани. Может, в будущем мы покажем и другие версии… А пока у нас еще много идей не реализованных, но проработанных, которые обязательно будут представлены публике в дальнейшем.

Volgasling Birds Maxi Tourmaline prototype

Некоторые идеи рождались шутя, как появился наш паттерн Мезолит для Вольги. Пошутили и сделали, и тоже получили непростой вариант слинга с интересным паттерном!

Volgasling Mesolithic Spring Volgasling Mesolithic Spring in action

Как был придуман паттерн Eagles? Считаете ли вы его удачным, ждать ли нам новых Орлов в разных цветах и блендах?

Polotno-studio Eagles BaikalАнна: О, это интересно, да-да :-) Честно говоря, такой реакции общественности я ждала где-то год назад, когда мы выпустили первых Орлов. Я уж было решила отложить его в дальний ящик, но тут внезапно к нему проснулся такой интерес! Придется, видимо, наткать еще Орлов :-)

Теперь чуть серьезнее: видеть в этом паттерне только аллюзии с гербом Российской Империи или гербом современной Российской Федерации как-то скучно, согласитесь. Он не об этом.

Eagles для меня, в первую очередь, Византия, ее закатное сияние, Византия эпохи Палеологов, а еще ранее — Иран, иранская культура, откуда символ был заимствован византийцами. Кстати, еще один наш паттерн, Фикария — листочки в виде сердечек — очень похож на византийский мотив, также из иранской культуры. Это совпадение, но я мечтаю соткать его в золотых тонах, так же как в справочниках по текстилю византийской эпохи.

Наверное, стоит заметить, что для меня в паттерне важна историчность, многослойность, способность работать с архетипами культуры… Я особенно люблю, когда в рисунке зашифровано некое послание, именно «зашифровано», потому что сквозь вязь и кружево сложно понять что же там такое :-) Но носящий знает. И это приносит ему определенные эмоции.

Polotno-studio Ficaria Vintage Agnes

Татьяна: Когда было принято решение о создании “Полотно-студии”, начались активные поиски паттернов, мы прошли путь от интерьерных журналов до геральдики, от исторических книг до зарисовок тату-салонов. Были проштудированы некоторые форумы дизайнеров, и, когда мы наткнулись на художника, который работал с геральдическими символами, нам понравились его разработки образа двухглавых орлов. Мы поняли, что они нам нужны однозначно! Художник сделал для нас несколько вариантов этого паттерна, некоторые фабрики по техническим причинам не смогли взять заказ, и мы тогда выбрали известный всем вариант. И это был наш первый паттерн, который мы единогласно решили ткать. Я считаю его удачным. Сам рисунок создан по мотивам вышивки с однорогого кокошника центральной полосы России, который находится в экспозиции Бруклинского музея (Brooklyn Museum Costume Collection at The Metropolitan Museum of Art).

Конечно, Орлы обязательно появятся в следующих релизах в разных цветовых решениях и блендах. Это наша первая ласточка, то есть птичка — паттерн, который ассоциируется с Полотно-студией, и мы его очень любим.

Какие бленды вы считаете более востребованными? Вы любите экспериментировать с пряжей?

Анна: Да, мы любим эксперименты. Я не могу назвать какие-то определенные бленды, полагаю, чем необычнее, тем интереснее. У нас есть несколько задумок в этом отношении, надеемся их реализовать в ближайшее время.

Как вы выбираете моделей для фотосессий и тестировщиков новинок, что для вас важно?

Татьяна: Иногда, когда мы держим шарф в руках уже готовым, мы сразу понимаем, кто будет модель, так как нам известны пристрастия наших знакомых слингомам. Но мы с огромным удовольствием знакомимся с новичками и всегда в поисках “новых людей”, так как, если честно, все мы варимся в одной тусовке, и очень хочется “свежей крови”! Следующие релизы обязательно поедут на съемку в другие города и страны! А также мы будем искать новых фотографов в Москве, чтобы были разные картинки-настроения и просто другое видение…

Судьба шарфов для тест-драйва у Полотна и Вольги совершенно разная:

  • Вольга более доступный сегмент, и поэтому мы можем отправить её практически в любое путешествие (дом-город-страну), главное — успеть записаться на тест на наших страницах ВКонтакте и Facebook;
  • Полотно, в первую очередь, отправляется к тем, кто может сделать хорошую публикацию. Да, к сожалению, это так… и это легко объяснить ограниченным выпуском и высокой стоимостью шарфов. Скорее всего, Полотно поедет на тест к “признанным маньякам тусовки”, или к тем, кого слинго-мамы читают/смотрят, чьему мнению они доверяют.

Мы всегда открыты новым знакомствам и общению!

Как выглядит ваша целевая аудитория? Кто ваш покупатель, как вы себе его представляете?

Анна: Хороший вопрос. Когда я начинала деятельность по производству слингов, идея была проста: «каждому по слингу», причем такому, какой человек хочет — ручного ткачества или машинного, со сложным паттерном или просто подходящий по цвету к одежде, хлопковый или мультибленд… Собственно, к этому мы и пришли сейчас. Нам есть что предложить.
Когда я говорю «каждому по слингу», я имею ввиду не только мам, но и пап. Например, недавно несколько пап из фанатской тусовки одного очень известного московского спортивного клуба обратились ко мне с просьбой соткать лимит с символикой и в цветах клуба. Почему бы и нет? Будем рады это осуществить.

Что нас ждет в линейке Volga? Расскажите про кастом с буретным шелком и мериносом, можно ли еще присоединиться?

Анна: Несколько новых коллекций, лимиты с шерстью мериноса — такие планы на зимний период 2015-2016 гг. Кастом с буретным шелком уже набрал необходимое количество желающих, а кастом с мериносом еще в стадии опроса — можно присоединиться к группе любителей Volgasling ВКонтакте.

Кого вы считаете своими конкурентами, работающими с вами на одной ниве?

Анна: Мы ни с кем не конкурируем. Мы просто делаем то, то нам интересно. Приведу здесь слова одного мудрого бизнес-консультанта: «Люди делятся на тех, кто дает списывать и на тех, кто не дает». Вы давали в детстве списывать? Я да, мне не жалко :-)

Как вы оцениваете ситуацию на слингорынке в России и Европе? Ваши прогнозы по основным брендам.

Анна: Я не возьмусь давать прогнозы по брендам, скажу лишь очевидную вещь, что слингоношение становится все более модным, а число производителей растет. А кто такие слингопроизводители? Обычно это очень увлеченные мамы, строящие небольшие бизнесы и маленькое производство, где все делают сами учредители — можно условно назвать нас всех «девочки с пяльцами». И мы с Татьяной не исключение. Уберите «девочку» — «пяльцы» перестанут работать. Мне кажется, задача любого производителя в грамотном построении бизнеса, актуальности его идей. Кто сможет правильно решить эти задачи, тот и останется на рынке.

Поддерживаете ли вы идею импортозамещения и считаете ли вы, что на российском слингорынке оно уже состоялось — что у нас есть конкурентоспособная замена шарфам из-за границы?

Анна: Да, поддерживаю — но импортозамещение в России в полном смысле слова далеко от завершения, и проблема здесь не в отсутствии идей, а в возможности их реализации. Наша промышленность очень отстает в технологическом плане, не хватает современного оборудования, практически нет своего станкостроения, нет своего сырья, за исключением льна — то есть, к реальному импортозамещению нам еще идти и идти.

Татьяна: Да, конечно, поддерживаю! Вольга служит ярким примером того, что отечественное производство набирает обороты. Это стало возможным благодаря сложившийся ситуации и резкому скачку курса евро. Несмотря на устаревшее оборудование, у нас умеют ткать хорошие жаккардовые ткани.

Только настоящие «маньяки» покупают слинги из-за рубежа и ловят труднодобываемые релизы, но их единицы в масштабе страны и всех отечественных слингопользователей.

О чем вы мечтаете, чего хотели бы пожелать самим себе?

Анна: Пожалуй, удачи :-) И мира.
Татьяна: Яркого слингоношения всем нам :-)

Интервью подготовила: Юлия Нурмагамбетова.
Фотографии из архива производителей.

Leave a Reply