Lemonlooms: разноцветный год жизни

Первая российская полотняная градация — слинг-шарф под брендом Lemonlooms (Лемонлумс) была продана год назад, в сентябре 2013. Сейчас можно сказать, что проект оказался успешным и жизнеспособным. Продажи идут из Москвы, производство в Беларуси. Есть поклонники, и лимитированные выпуски быстро находят своих владельцев. А за кулисами и реальные скандалы, и коварные интриги, и неожиданные находки в ходе кропотливой работы. Об этом во всех подробностях нам рассказала хозяйка бренда Елена Москалева (ник в жж lemonless), мама двухлетнего Максима. Она обещает, что скоро проект обретет собственный сайт.

Lemonlooms Lemon Rainbow

Официальный сайт Lemonlooms будет информационным, — делится планами Елена Москалева, — Мы подумывали о том, чтобы перенести на него ещё и продажи, но есть много технических нюансов. Надо прикрутить банковский счёт, обеспечить безопасность сделок. Плюс многие покупатели «сталкерят» (занимаются ловлей релизов с сайта — прим.редактора), поэтому возможны перепродажи, потом с этим тоже надо будет разбираться. А у меня не такие уж большие объемы, поэтому проще продавать так, как я это делаю сейчас. Разве что для лотерей интересно было бы реализовать механизм розыгрышей как у Uppymama. Мы подумываем сделать что-то такое, но сами продажи точно на сайт переводить не будем.

Справка для новичков — а какие есть виды продаж у слингопроизводителей вообще? И какие из них использует Лемонлумс?

Наибольшее количество продаж у нас идёт через draw, то есть лотереи. А самый первый шарф был продан год назад, 11 сентября, через сервис Etsy. Но именно лотереи мы проводим чаще всего. Это максимально объективный и доступный всем способ. Очень редко я провожу быстрые лотереи, чаще всего на подачу заявки даётся не менее суток, чтобы каждый человек в своём часовом поясе успел заметить объявление о лотерее и принять решение, будет ли он участвовать. Но для меня это очень трудоёмкий способ, много времени уходит на подсчёты, на выявление победителя, с которым надо потом выйти на контакт. Всегда остается вероятность, что победитель не выкупит шарф. Хотя такого ни разу не было, но всё-таки… Следующий способ называется fast fingers, мы его ввели не так давно. Суть в том, что ты видишь, как появляется объявление о продаже шарфа на страничке производителя в Фейсбуке и, обладая достаточно быстрой реакцией, оставив свой комментарий под объявлением, ты можешь получить право выкупа. Это удобно, ведь никуда не надо переходить, ни на какие сторонние сайты, тут же пишешь «да» и узнаешь детали. Это наименее энергозатратно и для меня, и для покупателя.

По поводу эксклюзивных шарфов по личному заказу, то есть «custom slot», хотелось бы делать их время от времени, но мы относимся очень серьезно к такой работе, желая максимально угодить клиенту, поэтому у нас на кастомы уходит очень много сил и времени. Пока человек выберет цвета, разновидность градации… некоторые клиенты могут бесконечное количество раз менять свой выбор в течение работы, а есть и технические нюансы, на которые мы завязаны. Всё это происходит в долгой переписке, процесс получается весьма сложным, хоть и даёт очень интересный результат. Поэтому мы с Женей решили, что будем продавать право заказать у нас эксклюзив только с аукциона примерно раз в сезон (в три месяца). Чтобы не было этой погони, когда кастомы делаются один за другим, путаются дедлайны, сроки, все начинают нервничать — и клиенты, и ты сам. Я не люблю, когда есть какой-то хвост не сделанной работы, который растягивается на год. Для меня такое состояние хуже некуда, а хочется, чтобы проект приносил удовольствие. Мы очень любим творческую работу, творческий процесс, некоторую свободу выбора, но одновременно нам очень интересно отражать в нашей работе задумки клиентов, вот поэтому мы решили не отказываться совсем от кастомов, а оставить приятный и оптимальный формат для обеих сторон.

Последний вид продаж — это реализации через сайт Etsy, тут всё понятно. Производитель сообщает о релизе заранее, либо просто вывешивает товар на своей странице, желающие покупают, используя механизмы продажи этого ресурса.

Наши мамы тоже участвовали в аукционах на кастом слот от Лемонлумс?

Мы проводим аукционы на Hyena cart, это довольно простой сервис, проще, чем Ебей. Наши мамы принимают участие, да, вы их недооцениваете:) Конечно, новое сложнее того, к чему все привыкли, но желающие всегда разберутся.

Hyena по-прежнему актуальная площадка для купли-продажи интересных слингов класса High End?

Да, там происходят продажи, но, поскольку сервис сам по себе простенький, в какой-то момент там появились фейковые биддеры (bidder — тот, кто делает ставки на аукционе — прим. редактора), а также есть те, кто не выкупает своей выигрыш и продавец никак не может воздействовать на такого участника. Но на этот случай я решила просто передавать право выкупа человеку с предыдущей ставкой. В крайнем случае, переиграю ещё раз, нам это не принципиально.

Вы, то есть команда Лемонлумс — кто скрывается за этими словами?

Мы — это два человека, даже три, поскольку мой муж тоже активно помогает во всём. Я в шутку называю его директором по логистике, поскольку он ведёт часть, связанную с отправками, передачами, поступлением к нам готовых шарфов от Жени. Есть ещё несколько человек, которые официально не входят в нашу команду, но без этих кирпичиков не было бы стены.
Евгений Маркевич человек-продакшн в нашей команде, на нём вся производственная часть. Он ткёт все шарфы, больше я никого не нанимала. За год работы у нас выработалось общее взаимопонимание, у него выстроилась некая автоматизация процесса. Сейчас мы пришли к какому-то хорошему ритму, поэтому у нас с регулярной периодичностью выходят в свет новые градации. Мы не планируем увеличивать объем производства и всё, что происходит сейчас, в этих рамках, нам очень нравится и абсолютно нас устраивает. Пласт работы, связанный с коммуникацией, маркетингом и продвижением бренда – лежит на мне. Так же не малый объем работы с закупками сырья, их логистикой, поиски новых решений – это все тоже моя часть работы. Нельзя сказать, что кто-то автономно делает одно или другое, в любом случае мы как компаньоны делаем все вместе.

А он и в будущем останется единственным ткачом Lemonlooms?

Да, мне бы и не хотелось привлекать ещё какого-то ткача. Зачем? Максимум, могу представить, чтобы сидел какой-то второй человек на создании полотен «по сто метров в день», а Женя больше отдавался творческим экспериментам. Но реально такой потребности у нас нет. Мы не хотим работать на количество, нам важно качество и именно тот объём, которое сейчас есть, для нас оптимален.
У меня даже был такой момент, когда Женю пытались «схантить» (переманить). И я задумалась, что же будет, если он уйдёт? Ведь на нашем союзе всё и держится. Мы настолько хорошо сработались и сладились, что повторить такое невозможно.

А чем занимался Женя до вашей встречи?

Он ткёт давно, с десятого класса. Нашёл у себя на чердаке старый бабушкин станок, собрал его. Решил обуздать эту зверь-машину. Бабушка его всему обучила. Потом он делал для местных какие-то рушники, создавал реконструкции народных костюмов для музея. Когда у него совсем не было денег, Женя сам покупал сырьё, прял нитки, красил их и потом из них ткал! То есть мог сотворить ткань из ничего! На юбки, костюмы и прочее. Когда я ему написала о своих идеях, он ответил: «Да, конечно, я смогу!» Сейчас смешно вспоминать, и если бы не его целеустремленность, желание добиться результата, ничего бы не вышло. Это только на первый взгляд сделать полотно проще простого, но это не просто рушничок, который вынесли на свадьбе один раз, а потом положили на дальнюю полку, поэтому не имеет значение красота его бортов или какие-то непровязы. Для ручных слингов идеальное качество нужно стабильно, есть много нюансов по тонкости и плотности. Только спустя год после начала наших экспериментов, я могу сказать, как очень придирчивый человек, что да, теперь мы имеем то, что я изначально хотела. Теперь это тот продукт, который для меня, без лишней скромности, абсолютно идеален.

А с кем из известных производителей вы ставите себя в один ряд?

Безусловно, изначально мы хотели быть ближе к первоисточнику полотняных слингов — это Uppymama, тонкость, рыхлость в сочетании с хорошей поддержкой. Мягкий податливый шарф, который выдержит большой вес. Не буду кривить душой, я не искала никакого ноу-хау, мне просто хотелось, чтобы это было так же качественно. Но они всё равно отличаются! Плюс наши оригинальные цветовые решения, они тоже делают наши шарфы другими. В любом случае у каждого производителя есть свой почерк, поэтому трудно сравнивать с кем-то, но мы всегда ровнялись на лучших.

А почему вашим ориентиром была Uppymama, а не Pamir Vatanai?

Памир, конечно, легендарный шарф… Когда-то, когда я писала диссертацию (которую так и не защитила), я пришла к своему руководителю и говорю: «Давайте возьмём вот эту тему, её ещё никто не исследовал! Я не нашла ни одной публикации, ни за границей, ни у нас». Она на меня посмотрела и ответила: «Знаешь, Лена, иногда есть необходимость задуматься, почему ты не нашла ни одной публикации по этой теме? Может быть, её и не стоит исследовать? Либо всё и так понятно, либо там просто ничего интересного». Вот и я думаю, что Памиров ровно столько, сколько на него желающих. Зачем повторять Памиры? На мой взгляд, на него не будет большого количества покупателей: натурные шарфы любят не все, излишний баунс Памира тоже на любителя. Хотя Аппи изначально называли «цветной памир», но ничего общего, кроме рукотворности, у них нет. Вот и пусть Памир живёт вместе со своей красивой легендой и существует в лимитированном количестве.

А твоё образование сейчас помогает тебе, ты ведь психолог?

Да, я много и с удовольствием работала по профессии, закончила магистратуру, потом пошла в аспирантуру. Возможно, образование помогает, незримо. В работе, связанной с маркетингом, нужна хорошая интуиция и чутьё. Думаю, что это как раз плоды моего образования. Я, конечно, не прикладываю теорию бихевиоризма к тому, как я продам следующий Лемонлумс, но в некоторых моментах что-то подсказывает мне верные решения.

Однако проблемы с клиентами были, и серьезные?

Ну, куда без проблем с клиентами, если ты работаешь в сфере услуг, клиентском сервисе, то они будут всегда! Другой вопрос, что в силу моей чувствительности и конфликты всегда получаются с драмой. Как человек эмоциональный, я очень сильно переживаю любые отзывы в свой адрес, и положительные, и отрицательные. Не могу разделить себя лично и свой продукт, у меня ведь не фабрика на тысячу станков, я очень сильно вкладываюсь в своё дело. Но эти проблемы были в период становления нашего маленького бизнеса, тогда я совершила ошибку, надеясь осилить очередь кастомов и угодить каждому из заказчиков эксклюзивов. Мы работали со всеми параллельно, в итоге сказался человеческий фактор, все перепуталось и затянулось. И у меня, и Жени есть ещё и своя жизнь, учеба, семья. С кем-то из клиентов мы не смогли сойтись вообще. Это был негативный опыт и для меня, и для заказчиков, который надо было пережить и идти дальше. После него я приняла решение не брать больше кастомы.

Это прозвучало не просто как сворачивание приёма кастомов, но и как отказ продавать шарфы Лемонлумс всем российским мамам!

Но это была просто смена площадки для продаж. Я решила, что просто буду продавать так, как удобно мне, не пытаясь угодить кому-то другому. А там уже кто купит, тот и купит. Кстати, когда я была на встрече голландских слингомам, я поинтересовалась у хозяйки бренда Artipoppe, Анны, как она относится к тому, что её шарфы ловят в релизы одни и те же люди. Она ответила: «Я не Бог, чтобы по справедливости раздавать каждому». Так и мне, в глобальном смысле, всё равно, кто купит эти шарфы.

Но вы пережили падение продаж?

Не столько падение продаж, сколько мы пережили падение интереса. Это было после зимнего скандала с американской мамой. Мои рейтинги на международном слингорынке упали, и интерес к бренду значительно снизился, но продажи были всегда и ничего никогда не зависало. Однако я почувствовала, что лояльности меньше, это видно по тем же картинкам, которые выкладывают покупатели, по их комментариям. Это хорошо читалось на фоне пика интереса, который был как раз перед прошлым новым годом и тут этот скандал.

А в чем суть вашего конфликта с той мамой?

История достаточно известная, у нас была личная сделка, между мной в качестве слингоманьяка и мамой из Америки. Но, поскольку меня знают в слиногосреде достаточно хорошо, то она быстро получила огласку. Мне не очень приятно сейчас заново окунаться в это всё и переживать этот стресс, скажу в целом, что я допустила ошибку как человек, но это повлияло на отношение публики к бренду Лемонлумс. Я переживала не о том, что мои шарфы не будут продаваться, я никогда всерьез не задумывалась о финансовой выгоде этого проекта. Меня больше всего волновало то, что будут думать потом в сообществе. Для меня это было трагично именно с точки зрения личной репутации, мне хотелось оставаться известной и уважаемой, в том числе слингопроизводителями, мамой. Я расстраивалась, плакала, впала в депрессивное состояние, но меня спасла поездка в Таиланд и поддержка большого количества мам, которые написали мне сообщения, что всё пройдёт и развеется, просто надо, чтобы прошло время. Хотя тогда мне казалось, что всё рухнуло, но в Таиланде я поразмыслила, успокоилась. Да и сейчас уже новый приток слингомам, не все помнят о скандале, ситуация выровнялась. А с лета пошёл подъем интереса к Лемонлумс, то ли это связано с нашими новыми дизайнами градаций, то ли ещё с чем. Это только кажется, что сейчас конкуренция большая и производителей шарфов ручного ткачества миллион, всё не так. Если раньше люди хватали любой слинг-«половичок», то сейчас сбылись прогнозы годичной давности — выживают только те, кто может уравновесить соотношение цена-качество.

В этом вам помогла работа с тестерами?

К тестированию шарфов мы всегда относились очень щепетильно. На начальном этапе вообще была впустую выброшена куча денег, например, я закупила первую партию ниток на две тысячи долларов, а они просто не подошли! Это сейчас все знают, что есть пряжа Maurice Brassard, из которой ткут почти все. А раньше ткали мало и свои секреты держали за семью замками. Я же просто заказала какой-то хлопок из Америки и он до сих пор у меня лежит. Мы соткали из него два тестера, они получись «деревянными», и всё, пришлось пряжу отложить. Я искала другую, находила, пробовала, и продолжаю пробовать новые составы, плотность. В тестерах то одно не нравится, то другое… То меня не устраивает плотная основа, то поехали нитки утка. Однажды мы отзывали три шарфа, было и такое. Причем шарфы из одной партии, и только часть с проблемами, потому что лён не распушился после стирки и такая плотность ему не подошла, а хлопок распушился и всё село отлично. Вот такие мелкие нюансы всплывают, и никто не скажет об этом, никто не напишет, всё узнаём сами. Был момент, когда мы попробовали альпака-шёлк, очень мягкую, приятную ниточку. Я думала, это будет чудо! Когда я получила в руки полотно, то пальцами смогла проделать в нем гигантские дыры… Не хочу никого обидеть, но мне кажется, что русский потребитель съедает всё, что ему предложат. Это связано с тем, что не все знают английский, не все уверенно себя чувствуют на международных площадках, и в итоге довольствуются тем, что мы им предлагаем. Ну, пошепчутся между собой, если что-то не понравится, и всё. А за границей предъявляют большие требования, никто никогда молчать не будет, поэтому нужно соответствовать, нужно серьезно работать.

Кто тестирует ваши шарфы?

Самые первые тестировали близкие друзья и знакомые. Сейчас один тестер в плетении «ёлочка» мы запустили через фб-группу Лемонлумс по Европе, он ходит там вслепую. При этом стало ясно, что очередь на тестирование среди фанатов такая длинная, что до американок дело дойдёт, когда их дети пойдут в школу. Поэтому для Америки мы соткали другой тестер. Записаться в список на тестирование мог любой человек — достаточно иметь feedback, потому что у других производителей были случаи, что тестеры пропадали безвозвратно. А вот что-то совсем новое, когда руки дойдут его сделать, мы будем тестировать здесь, в родных пенатах.

И что же вы нам готовите интересного?

Не могу сказать, что это будет что-то кардинально другое, то же самое, просто немного в новом ключе.

Ходят слухи, что ручные градации всё, потеряли свою актуальность.

Я думаю, это не так. К тому же приходят новые люди, всем хочется иметь свою идеальную градацию. И если ты предлагаешь по-настоящему красивое сочетание цветов и качество, то желающие найдутся. Наверное, пик популярности градаций прошёл. Производители, которые продавали свои шарфы за три тысячи долларов с аукциона, сейчас не будет иметь подобного успеха, но и глобального спада я пока не вижу. Люди любят цвет, любят сезонные сочетания цветов. Мамы любят цвет, потому что их жизнь бывает довольно однообразной, и её хочется раскрасить.

А какие мировые тренды в ручном ткачестве можно отметить? Секционное окрашивание ниток помню, оно вроде бы отошло на второй план, а что ещё?

Всякие комбинации плетения, квадратики и прочее, что технически сложно сделать. Double weave, с двумя основами — в два раза больше нитей, ткётся особым образом, процесс трудоёмкий и, соответственно, дорогостоящий. На один шарф может уйти месяц. То есть, это единичные люксовые изделия, которые просто заказывают у местных ткачих. Обычно после таких экспериментов ткачихи зарекаются делать пятиметровые слинги и возвращаются к мирному производству коротеньких палантинов. Это также к вопросу о стоимости — тем, кого она возмущает, предлагаю представить сам производственный процесс, и всё сразу станет ясно.

С ценами уже, вроде как, все смирились.

Удешевить стоимость практически невозможно.

Вот Аппимама вроде запустила машинные шарфы, внешне необыкновенно похожие на их ручное ткачество, для массового потребителя. Да и многие слингобренды теперь сочетают в своём ассортименте ручные и машинные шарфы, в том числе, российские. А вы думаете о таком дополнении?

Когда-то у меня были подобные планы, но они улетучились. Производителей в этой нише сейчас хватает, да и я очень придирчива к паттернам, считаю, что если запускать подобное, то все должно быть проработано до мелочей, приближено к идеалу. Но я не зарекаюсь, вдруг меня завтра накроет подобное желание?

Мы часто наблюдаем, как мамы приходят в слингоношение, проникаются идеей и открывают свой бизнес в этой сфере, но ребёнок вырастает из слингов и желание продолжать дело сходит на нет. Некоторые рожают следующего малыша и так остаются в теме. А сколько вы себе отводите времени на поддержку проекта?

Я могу сказать, что мой интерес слингоманьяка уже почти угас, меня интересуют только единичные вещи и то довольно слабо. Я не слежу за новыми производителями машинных шарфов, поэтому своё личное слингоношение я не связываю напрямую со своим маленьким предприятием. Конечно, я планирую ещё малыша и надеюсь вернуться в ряды слингомам. Но, то, что мой ребёнок растёт, наоборот, даёт мне больше времени, больше мысленного пространства на обдумывание каких-то идей. Да и «пролактин уходит из мозга», и я становлюсь трезвее в сложных ситуациях. В моём представлении проект будет жить столько, сколько он будет востребован.Lemonlooms backstage Lemonlooms backstage

Lemonlooms Birthday GradeLemonlooms Lemon Rainbow

Интервью подготовила Юлия Нурмагамбетова.
Автор фотографий: Елена Москалева.

Leave a Reply